Поздравление с декретом подругу


  • Элизабет Хереш
    Купленная революция. Тайное дело Парвуса

    Только с помощью внутренних беспорядков удастся пошатнуть русский колосс.


    Предисловие

    Вряд ли кто-либо другой в мировой истории, кроме Израиля Лазаревича Гельфанда, он же Александр Парвус, сможет всерьез поставить перед собой такую задачу и решить ее в короткое время. В конце 1914 года гениальный экономист разработал план, который уже в начале 1915 года был представлен правительству Германии, а в 1917 году претворен в жизнь, а именно — свержение самодержавия в России, захват власти коммунистами и затем их победное шествие по половине земного шара. Плоды этого плана пожинались человечеством вплоть до начала XXI века.

    Кто же такой Парвус?

    Родился он в 1867 году в Минской губернии в еврейской семье, принадлежащей к среднему сословию. Будучи одаренным молодым человеком, изучал экономику в Швейцарии. Потом жил в Германии. С ранних лет его будоражили два неравнозначных желания: мечта о больших деньгах и о великой революции.

    В 1914 году пробил его час. Хотя прошло уже полгода с начала военных действий на Восточном фронте, исход войны для правительства Германии все еще не был предопределен. В это время Парвус и решился выступить со своим отчаянным планом. Он предусмотрел все детали свержения государственной власти в России, выбрав для этого благоприятный момент, и изгнания Царского правительства с последующей заменой его сговорчивыми революционерами. Нити ко всем замешанным в его грандиозный замысел людям, включая Ленина, Парвус держал в собственных руках.

    Берлин принял его план. Данное мероприятие стоило германскому правительству примерно один миллиард марок, в сегодняшнем эквиваленте.

    Когда «опломбированный вагон» с Лениным катился в сторону Петрограда, организация предприятия «Революция» была уже полностью завершена. Без участия Парвуса Ленину не удалось бы попасть в Петроград, так как ему было отказано в возвращении в Россию через другие страны. Как бы в этом случае протекало наше столетие?

    Только после того, как вслед за русским царем немецкий кайзер вынужден был тоже отречься от престола, стало очевидным, что Парвус положил начало движению, которое никоим образом не могли остановить ни русские, ни любые другие границы.

    Этот грандиозный общественный переворот, который повсеместно поразил XX столетие, с тех пор оброс многими теориями. Прежде всего, здесь, несомненно, налицо все элементы марксистского учения, а именно: об «исторической необходимости» свержения, буржуазии пролетариатом, о так называемом равенстве человеческих индивидов, о радикальной критике капитализма, о ненависти как движущей силе и прежде всего о революции как о предпочтительной форме политической активности. Действия Парвуса определялись финансовыми интересами и связями с правительствами, магнатами, торгующими оружием, например, американцем Яковом Шиффом. Эти факты, а не их интерпретация, являются материалом данной истории.

    Жизненный путь Парвуса полон приключений. Он ведет из Одессы в Швейцарию, Германию, Австрию, Турцию и Скандинавию. Мы проследим этот путь с низов подполья до вершин денег и власти. И все-таки даже после осуществления плана Парвуса его желание стать членом первого революционного российского правительства так и не исполнилось: за дискредитацию Ленина и его пакта Гельфанд-Парвус был объявлен политическим врагом. Но и Германия перестала нуждаться в нем задолго до его смерти — он умер в 1924 году на собственной вилле на острове Шваненвердер под Берлином.


    От enfant terrible [1] до политического суфлера

    Война между Австрией и Россией была бы крайне полезна для революции, но маловероятно, что Франц Иосиф и Николашка доставят нам эту радость.


    Константинополь, 1915 ГОД

    В середине дня 7 января 1915 года к порталу, императорского посольства Германии в Константинополе подъезжает человек. Внешний вид этого тучного сорокапятилетнего мужчины с большой головой и высоким лбом мыслителя, аккуратной бородкой и элегантной стрижкой производит впечатление одного из тех состоятельных европейцев, что-то вроде промышленника или банкира, которым удалось воспользоваться благоприятным моментом и в нужное время оказаться в нужном месте. Кажется, он осознает всю значимость предстоящей встречи, потому что, несмотря на решительное выражение лица и самоуверенную походку, лихорадочно теребит в руках перчатки, цилиндр и портфель.

    Дожидаясь приглашения, человек обводит взглядом фасад здания. Элегантный императорский дворец на бульваре Аяц-Паша, представляющий собой высокое строение в стиле неоренессанса из красноватого кирпича с белой окантовкой, величественно располагается на вершине холма, позади роскошного дворца Долмабахче. Отсюда открывается ни с чем не сравнимый вид на Босфор, Золотой Рог, Мраморное море и Принцевы острова. Одно только царственное расположение является внешним признаком власти и значения германского рейха и авторитетности его правительства. Но это символизирует также стратегическую позицию посольства, демонстрируя берлинский флаг на Балканах. Наконец, в течение пяти месяцев военных действий там разыгрывались такие значимые события, которые стоило бы принять к сведению.

    Дверь открывается, и посетитель произносит свое имя: «Александр Парвус — доктор Парвус». Прежде чем переступить порог здания-, он машинально смотрит по сторонам. Доктор записан на прием лично к послу Конраду Фрайхерру фон Вангенхайму. Несколькими секундами позже Парвус уже торопится вверх по главной лестнице к гостиным, окрыленный сознанием того, что каждый шаг приближает его — и не» только его одного — к тем важнейшим переменам, о которых он мечтал всю жизнь. Теперь необходимо преподнести с полной убедительностью свое политическое видение. Только тогда его план будет иметь шанс стать реальностью.

    Для Вангенхайма Парвус не был незнакомцем. Задолго до того, как находящийся здесь длительное время немецкий парламентер Макс Циммер порекомендовал его послу для личной беседы, можно было то там, то здесь наткнуться на имя посетителя. Поговаривали, что Парвус родом из России, жил в еврейском гетто под Минском. По убеждениям является революционно настроенным социалистом, по профессии — экономистом, также известен как блестящий циничный публицист; нто, кроме того, он выступил спонсором в создании одной национальной турецкой социалистической газеты и на полуофициальном положении действует за кулисами как научный и политический советник турецкого правительства. Сфера его деятельности, с помощью которой он сумел в короткое время обзавестись приличным состоянием, собственными банками и личной резиденцией на престижных Принцевых островах, скрыта туманом слухов и сплетен. Иными словами, Парвус прослыл человеком, прошедшим огонь и воду Европы и Балкан, прислушаться к которому могло бы оказаться полезным.

    А для представителя германского рейха, ведущего военные действия на Восточном фронте уже почти в два раза дольше, чем было запланировано, это было весьма интересно. Парвус, настроенный, очевидно, прогермански,  предлагает союз правительства кайзера с русскими революционерами. Он с убедительной логикой доказывает, что Россию можно победить только в том случае, если ослабить ее внутренними беспорядками, подрывающими царский режим, и распадом великой империи  на отдельные мелкие части, за счет чего она потеряла бы свою боевую силу. Под эти доводы нужно подвести стройную программу действий, которую он, Парвус, уже разработал. Иначе говоря, он предлагает своему немецкому визави за деньги совместно с правительством кайзера организовать революцию в России, да еще и гражданскую войну, которая приведет к свержению царя.

    На следующий день посол фон Вангенхайм телеграфирует впечатления от встречи с Парвусом своему шефу в Министерство иностранных дел в Берлине, статс-секретарю и государственному министру Пруссии Готтлибу фон Ягову. В самых высоких тонах он рассказывает «о необыкновенно дружелюбной позиции по отношению к немцам» и «особых заслугах», которыми в последнее время отличился доктор Парвус. Имелись ли при этом в виду усилия Парвуса, подтолкнувшие турецкое правительство (которое, невзирая на союзный договор, первоначально соблюдало «вооруженный нейтралитет») вступить в войну на стороне Германии против России?

    Кратко изложенной концепции доктора Парвуса достаточно, чтобы разжечь интерес рейхсканцлера Бетманна-Хольвега в Берлине. Несомненно, что содействие движениям за независимость в потенциально вражеской стране не было новостью, напротив, оно являлось часто практикуемой политической тактикой еще в довоенный период, тактикой, на которую пришлось раскошелиться как Германии, так и Австро-Венгрии. Доказательный пример тому — финансированная из «секретных фондов для вознаграждения» операция Бисмарка в британских колониях. Соединение этой тактики в рамках общего плана переворота с систематической революционизацией для поражения противника изнутри звучит многообещающе и представляет интерес как дополнительное средство в ведении войны.

    В Берлине с нетерпением ждут подробностей этой программы и самого ее создателя, Александра Парвуса.

    Для этого Ягов приглашает приехать в столицу Германии доверенное лицо Бетманна-Хольвега в ставке верховного главнокомандования, Курта Рицлера. 10 января 1915 года он телеграфирует в Генеральный штаб: «Прошу принять в Берлине доктора Парвуса. Ягов».

    К этому времени Парвус уже давно находится в отъезде. Он никак не ожидал ответа из Берлина в Константинополь. Позитивная реакция фон Вангенхайма и так явилась для него достаточной гарантией, ведь Берлин, который еще несколько лет назад выдворил его из-за революционных махинаций, теперь собирается принимать с распростертыми объятиями. Уже 8 января 1915 года, на следующий день после переговоров в императорском посольстве Германии в Константинополе, Парвус отправился в путешествие, которое должно было привести его к заветной цели — уничтожению российского самодержавия с немецкой помощью.

    Парвус выбрал путь через Бухарест, Софию и Вену. Он хочет проверить, как относятся находящиеся в этих местах товарищи по партии к возможному сотрудничеству в области революционизации России в интересах немецкого правительства. Вместе с тем он хочет попытаться проверить на прочность пока еще нейтральные страны Румынию и Болгарию.

    Его интерес состоит в том, чтобы ослабить нейтральную позицию и обеспечить Германию новыми союзниками в войне против России.

    9 января Парвус прибывает в Бухарест. Здесь его контактным лицом выступает уроженец Болгарии, а ныне румынский подданный Христо Раковский, революционер-социалист, который некогда был единомышленником Парвуса. Еще в конце прошлого столетия в русской охранке появились документы, касающиеся деятельности Раковского. Русская служба внешней разведки преследовала его: вряд ли можно было найти кого-то, кто бы так продолжительно занимался подрывной деятельностью против России. Раковский еще до встречи с Парвусом работал на Германию. И это в той стране, чей Королевский дом был вплотную связан с русской династией!


    После беседы Парвуса с немецким послом в Константинополе и его доклада в Берлин госсекретарь Ягов телеграфирует в Министерство иностранных дел: «Пожалуйста, примите доктора Парвуса в Берлине».

    Раковский соединяет в себе приятельский менталитет с конспиративными обязательствами. Он работает в румынской социалистической партийной газете и охотно принимает предложение Парвуса субсидировать публикации по данной тематике. Таким образом, Раковский будет целенаправленно публиковать статьи не только в румынской, но и в зарубежной прессе, например итальянской, чтобы повлиять на формирование общественного мнения против России и за Германию в войне.

    В Болгарии Парвусу повезло меньше. Болгарская партийная пресса называет его «немецким шовинистом» и заявляет о своей принадлежности, скорее, к сторонникам пацифистского крыла, которых резко критиковал Парвус в одном из своих публичных выступлений, то есть к признанным противникам войны, таким как Роза Люксембург и Карл Либкнехт. Им вторят публицисты-славянофилы, которые в отличие от Парвуса расценивают объявление войны России как трагедию. Они доказывают, что опасность для Европы кроется не в царизме, а в германском империализме. Здесь у Парвуса не оказалось никаких шансов.

    Разочарованный Парвус покидает Софию, намереваясь отныне действовать только за кулисами, чтобы форсировать свой план без каких-либо помех со стороны инакомыслящих.

    На Вену Парвус возлагает большие надежды в своей разведывательной деятельности: в конце концов, здесь хорошая почва для работы конспиративных центров, где он и его товарищи всегда находили надежную поддержку и подстраховку. Он полагает, что, встретившись со своими старыми соратниками, сможет укрепиться в собственных убеждениях и склонить тех к сотрудничеству.


    Так все начиналось

    Вена! Сколько же воспоминаний связывает его с этим городом, который в довоенные годы был убежищем для ссыльных русских революционеров! Многие из них нашли в буквальном смысле вторую родину у сторонников австрийского социал-демократического движения, так как почти из всех федеральных земель Германии, являющейся в глазах революционеров образцовой европейской страной для социалистической партии, их выдворили из-за подрывной деятельности.

    Хотя австрийцы «плыли в фарватере своих немецких товарищей», как заметили Парвус и его тогдашний соратник Троцкий, они все равно оказывали гостеприимный прием русским диссидентам царского режима и предоставляли им все необходимое для конспиративной работы: финансовую поддержку, фальшивые паспорта и достаточное количество кафе для длительных дискуссий. Встречи политэмигрантов на конспиративных венских квартирах, выпуск революционных листовок и воззваний, которые по загадочным каналам пересекали русскую границу, переписка с революционными ячейками в Одессе и Киеве — все это заполняло горы документов охранки и обеспечивало материальное благополучие полчищ тайных агентов.

    Вена пробудила в Парвусе приятные воспоминания, хотя ни он, ни Троцкий никогда не воспринимали всерьез здешнюю партийную сцену, напротив, у них было впечатление, что ее мировоззрение — это всего лишь «облупившийся лак», в то время как на самом деле они закулисно в сговоре с дворянством.

    Здесь был старый Виктор Адлер, всегда готовый оказать помощь, он неустанно заботился о виде на жительство для российских товарищей, которые из-за «революционных интриг» были изгнаны из Германии; затем маскарад, с помощью которого он и его партийные друзья помогли Троцкому и другим политическим эмигрантам посредством грима, парика и бритвы приобрести другую внешность, потом фальшивые паспорта с чешскими именами, которые он им вручал, когда те собирались ехать в Россию в связи с революцией 1905 года. Немаловажную роль сыграла и его помощь в организации типографии для их партийной газеты «Правда» и в контрабанде запрещенной из-за пацифистской пропаганды газеты через Галицию в Россию. Парвус с удовольствием вспоминает об этом забавном времени.

    Одним словом, казалось, Адлеру нравилось поддерживать своих русских товарищей словом и делом. А разве это была не игра с революционным огнем, конечной целью которой стала насильственная смена власти, стоящая жизни многим миллионам людей. Конспиративная деятельность была не чем иным, как веселыми мальчишескими проделками.

    Парвус вспоминает, что именно из-за этих преимуществ Ленин тоже ценил жизнь здесь и в Галиции, где он и обосновался. В конце концов, вряд ли он смог бы найти где-то еще такую политическую и финансовую поддержку для своих революционных произведений, кроме того, он оценивал и географическое положение, «близость к русской границе, если мне вдруг срочно захочется в Россию». И только одно заветное желание, которое Ленин вынашивал подобно Парвусу, совершить «настоящую» революцию в России (после провалившейся в 1905 году), казалось Ленину несбыточной мечтой. По этому поводу он обычно вздыхал: «Лучше всего для нас было бы, если бы кайзер Франц Иосиф объявил России войну, но маловероятно, что он окажет нам такую любезность!»

    Когда поздравление же старый кайзер все-таки сделал это, через неделю после кайзера Вильгельма, для Ленина это вылилось лишь во временные неприятности: как русский подданный он был выселен на территорию Австрии и попал в тюрьму недалеко от Кракова.

    И снова рядом оказался Виктор Адлер, который охотно пришел на помощь. Обратив внимание двух русских товарищей Якова Ганецкого (он же Фюрстенберг) и Давида Рязанова (он же Гольдендах) — имена, которые следует запомнить, — на заключенного. Адлер ходатайствовал за него перед премьер-министром графом Карлом Штюрком, и тот освободил Ленина. Разве можно было помешать деятельности этого не только безобидного, но и полезного русского, объявившего себя «врагом царя»? Ирония этой истории состоит в том, что именно сын Виктора Адлера спустя два года должен был убить «поджигателя войны» Штюрка. Ирония, потому что каждый сторонник «воюющей стороны» приблизил русских товарищей отца Фрица Адлера — в первую очередь Ленина — к заветной цели революции в России.

    Но что же осталось от русских эмигрантов в Вене? Парвус разочарован, потому что не ожидал, что его единомышленники с началом войны будут высланы как русские подданные, что, впрочем, вполне логично. Все это сборище живет сейчас в Швейцарии. Здесь остался один Давид Рязанов. Ему, по-видимому, удалось, несмотря на русское происхождение, получить разрешение и остаться в Вене уже после начала войны. Он скрывал у себя Ленина после его освобождения из-под ареста, когда тот ехал через Вену в Швейцарию, и сейчас предложил Парвусу убежище в собственной квартире.

    Давид Борисович Рязанов — член Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП), прослыл просвещенным марксистом, имеющим много своих собственных трудов. Как интернационалист, он считает себя противником войны и обороны России, подобно большинству своих русских товарищей по разуму, которые, вроде Троцкого, скрывались в Париже, а затем в Нью-Йорке, или Лёнина, жившего в Швейцарии. Вот почему Парвусу тоже не удалось убедить его в своей позиции рассматривать войну как средство в достижении цели, довести до крайности существующие социальные противоречия и приблизить жаждущих власти русских социалистов к их мечте о революции и окончательном захвате власти. Рязанов, как прямой участник, выбывает из этого великого плана, потому что в этой роли он должен был бы по меньшей мере проникнуться интересами Германии, которую другие товарищи заклеймили как «империалистическую воюющую державу».

    Поскольку Рязанов пользуется уважением и симпатией австрийских социал-демократов, он все же сможет быть полезным Парвусу в качестве информатора о господствующих политических настроениях в партийных и правительственных кругах внутри страны и в разбросанных за ее пределами эмигрантских колониях. Его также можно было бы использовать для написания статей в партийной прессе и агитационных воззваний для разжигания революционных настроений. Или же, при необходимости, для посредничества со здешними чиновниками: ведь к контактам Рязанова был причислен глава Государственной полиции Иоганн Шобер, под руководством которого была раскрыта шпионская деятельность полковника Генерального штаба Альфреда Редла в пользу русского командования сухопутными войсками.

    Для Парвуса Рязанов поднимет свои связи, даже если он думает о деле иначе. В его революционной душе нет места сомнениям и угрызениям совести, которые могли бы препятствовать действовать против его убеждений. Все-таки Рязанова и Парвуса объединяют совместная учеба в школе в Одессе и годы публицистической агитации в Германии. Тогда Парвус назначил его редактором партийной газеты «Нойе Цайт», взял его под свое крыло и заставил писать на себя. Среди первых платежных документов, которые Парвус выписывает в Вене в начале 1915 года в рамках своего революционного плана, финансируемого правительством Германской империи, обнаружена квитанция на пять тысяч марок [2] предоплаты на имя Давида Рязанова.

    С помощью Рязанова Парвус сходится с членом партии умеренного (меньшевистского) крыла и руководящей фигурой Еврейского союза, Рафаилом Абрамовым (ичем). Этот союз является мощнейшей политической силой радикально Настроенной еврейской восточноевропейской интеллигенции. Он демонстрирует связь еврейской интеллигенции с рабочим классом и соединяет таким образом две поставленные цели — «освобождение пролетариата» и «освобождение евреев». Абрамов, однако, выказывает свое несогласие с идеей того, что руководящая роль в запланированных Парвусом революционных событиях в России должна исходить из Германии. Но он все же готов вернуться в Россию вместе с Лениным — вождем радикального (большевистского) крыла РСДРП, когда наступит подходящий момент.

    Целых десять лет назад, в 1904 году, партия разделилась на две группы. Тогда при голосовании умеренные остались в меньшинстве (отсюда они стали называться меньшевиками), а большинство радикалов (большевики) объединились вокруг Ленина. Он считал, и тут мнения разделились, что любое средство насилия и террора, служащее политическим целям, морально оправдано, даже вооруженные разбои и нападения на банки с целью приобретения денег для партийной кассы.

    Перед отъездом из Вены в Берлин Парвус разыскивает посла Германии в Вене Генриха фон Чирского и Бегендорффа. Уже в Бухаресте (в Софии ему это не удалось) он пытался вовлечь в свои планы официальных представителей своего будущего партнера, правительства Германской империи, в качестве контактного лица на месте.

    При возможности Парвус как бы между делом рассказывает, что он только что в Вене разговаривал с одним ведущим итальянским публицистом, убежденным, что Италия не будет вступать в войну. Это было бы на деле утешительно, насколько это соответствует действительности. Ведь Италия находится в двойственном положении, разрываемая двумя различными союзами, один из которых — тайный. Пока ее правительство не решило, вступит ли страна в войну и если да, то на чьей стороне, для стран Центральной Европы, а вместе с ними и для Парвуса еще есть надежда: всякое укрепление немецкого фланга против России может быть ему только на пользу.

    Когда Парвус обдумывает этот и другие разговоры и впечатления, полученные в Вене, поезд уже приближает его к границе Германской империи. Вдруг Парвус осознает, что после своего похожего на бегство отъезда из Баварии пять лет назад он впервые снова ступает на немецкую землю. И будет принят на высоком правительственном уровне именно в Берлине, откуда его в свое время изгнали прусским приказом о высылке. Но, как его уверяли перед отъездом из Константинополя, этот приказ должен быть отменен до его прибытия в Берлин.

    Парвус напряженно ожидает своего возвращения, испытывая при этом и удовольствие, и гордость. Он вступает в новый жизненный этап, открывшийся для него благодаря планам с Германией, откуда его прошлое кажется совсем другим, очень далеким миром. Что у него осталось общего с тем человеком, каким он появился здесь почти двадцать лет назад? Поезд пересекает все новые и новые ландшафты, пробуждая в нем воспоминания о прежней жизни, которая заносила его почти во все уголки Германской империи. Сцена за сценой картинки той жизни проносятся перед его глазами.

    Если сосчитать, то прошло уже почти 24 года с тех пор, когда он впервые ступил на немецкую землю. Как и в этот раз, тогда в 1891 году его сюда привел не случай, а определенная цель продиктовала этот путь. Путь, который должен был вести его в течение полутора десятилетий — с перерывом в один год, проведенный в России, — через вершины и пропасти авантюрной жизни.


    Гельфанд, или Маркс а la Russe

    Тогда Парвус приехал под своим настоящим именем — Израиль Лазаревич Гельфанд, которое было дано ему при рождении в 1867 году в белорусском городке Березина Минской губернии. 1867 год был годом выхода в свет «Капитала» Маркса, и, как будто это была еще недостаточно сильная взрывная сила для следующего столетия, в это же время в Санкт-Петербурге было запатентовано изобретение динамита Альфредом Нобелем, а Аляска продана Россией Америке. Эстетическим сравнением можно считать тот факт; что в это время Верди создал в Италии «Дона Карлоса», а в Австро-Венгрии Иоганн Штраус написал вальс «Прекрасный голубой Дунай», когда кайзер Франц Иосиф стал королем Венгрии. Путь, который привел молодого Парвуса из Одессы в Германию, был долгим и заслуживает того, чтобы вспомнить его основные вехи.

    Родители Израиля Лазаревича были ремесленниками, в то время как профессии купцов и мелких торговцев были наиболее характерными для еврейских поселений, сконцентрированных на юге и юго-западе царской России. С реформами царицы Екатерины II Великой для упорядочения совместного проживания христиан и нехристиан отдельным группам населения было предписано заниматься определенным родом деятельности и жить на определенной территории. Евреи Белоруссии изначально обосновались на территории Польского государства, часть которого была аннексирована Россией.

    Традиционно сложилось так, что жители еврейских городков были не особенно зажиточными, их дома строились только из дерева. После грандиозного пожара, который случился в городе, где жила семья Гельфанд, они приняли решение переехать из Березины в Одессу.

    Портовый город Одесса был цветущим торговым центром. О тогдашнем богатстве и роскоши среднего класса буржуазии и сейчас свидетельствуют целые кварталы с элегантными, правда, уже плохо сохранившимися домами, дворцами и великолепным оперным театром. Здесь в числе других ценностей производилась погрузка каспийской нефти для экспорта по всему миру, а также зерна житницы Украины, обеспечивавшей благосостояние страны.

    Казалось, что бьющая ключом одесская жизнь давала шанс каждому. Этот центр торговли кишел людьми различных национальностей, но при всей своей восточной деловитости наиболее образованная прослойка населения ориентировалась на Европу и жадно воспринимала все новое в литературе и театре на немецком, французском или английском языках. В литературе неоднократно воспевались атмосфера и яркий колорит знаменитого одесского рынка и неповторимый юмор его торговцев.

    Иногда Израиль Лазаревич Гельфанд с гордостью рассказывал о своих предках, происходивших из этого города. Они, должно быть, были грузчиками, большими и сильными, он тоже был таким. Его родители попытались, как это и было принято в еврейских семьях, дать ему лучшее образование, какое только могли. Кроме учебы в гимназии, Израиль занимался частным образом математикой и гуманитарными предметами. Довольно рано он вошел в круг молодых людей, зараженных идеологией Карла Маркса, произведения которого в это время уже были переведены на русский язык. Вот что писал Парвус о себе, своих склонностях и интересах в годы учебы в гимназии:

    «Под звездным небом я погружался в собственные мысли, прислушивался к шуму волн на берегу моря; героические украинские песни переплетались в моей голове с рассказами ремесленников, которые каждый год приезжали к моему отцу из разных областей России.

    С идеей классовой борьбы я познакомился по произведениям Тараса Шевченко. Моему дальнейшему развитию помогли книги Н. М. Михайловского, Н. П. Щедрина и Глеба Успенского. Моим первым учебником по политической экономии стала книга Джона Стюарта Милля с комментариями Н. Г. Чернышевского…»

    Героический эпос о восстаниях казаков и освободительной борьбе восхищал и будоражил воображение юного Израиля Лазаревича. Вместе с тем он уже давно начал интересоваться вопросами политической экономии и ее теоретиками, о которых было упомянуто выше. Один из них, Щедрин, создал в Одессе «Южно-русский рабочий союз», а Успенский состоял в революционной террористической организации «Народная воля», главным теоретиком которой был Чернышевский.

    Один из сторонников этой организации в 1881 году бросил бомбу в царя Александра 11, который считался самым либеральным из всей династии. И это в тот момент, когда он направлялся к Зимнему дворцу, собираясь увенчать свою реформаторскую деятельность провозглашением конституции. Цареубийство было показательным для мотивации деятельности революционеров: они стремились не к улучшению отношений с помощью реформ, а к революции со свержением царского режима.

    Все они были заражены учением Карла Маркса, хотя уже давно существовали споры о том, применима ли его теория к России. Марксистский анализ капитализма, к которому у него было, очевидно, двоякое отношение, попытки рассмотреть ход мировой истории исключительно с экономической и социальной точек зрения и вытекающие отсюда прогнозы на будущее — все это производило огромное впечатление на русского оппозиционера, мыслящего обычно менее системными категориями.

    Гельфанд какое-то время входил в террористическую организацию «Народная воля». Ее члены пытались интерпретировать марксистские положения применительно к российским отношениям и пришли к выводу, что в России, феодальном крестьянском Государстве, переворот может быть совершен только «снизу», с помощью крестьянских масс. Но что они думали по поводу религии, в которой Маркс усмотрел «фантастическую иллюзию для человека», «опиум для народа»? Как можно было убить веру в русском крестьянине, приверженце традиций и обрядов? Этот вопрос был полностью забыт в революционном энтузиазме.

    Но независимо от этого созрело противоречие в среде сторонников союза «Освобождение труда», смешанной русско-еврейской марксистской организации. Они считали, что путь России к революции непременно связан с индустриализацией. Поэтому она должна осуществляться пролетариатом, созданным капиталом и развитием промышленности. Так это изобразил Георгий Плеханов, основатель движения «Освобождение труда», тем самым поставив перед рабочими задачу самим себя «освобождать». К позиции Плеханова присоединились Павел Аксельрод, Вера Засулич и Лев Дейч, которые объявили себя русскими марксистами. Израиль Лазаревич в этом тоже увидел определенную логику и решил проверить возможность ее реализации, опираясь на теорию и практический опыт.

    Карл Маркс, создавая «Манифест Коммунистической партии», вышедший в свет в 1848 году, вряд ли мог даже мечтать о том, какую дискуссию его детище вызовет в России, ему не приходила в голову мысль о возможности применения его теории к России, тогда еще аграрному государству. Уладить спор и дать необходимый совет Маркс уже не мог: в 1883 году он умер, бросив на произвол судьбы своих спорящих русских последователей.

    Гельфанду исполнилось шестнадцать, когда умер Маркс и создавался союз «Освобождение труда». Он присоединился к этому движению. Несмотря на то что его действительно серьезно занимали обсуждаемые там проблемы, в нем все-таки созревало желание, которому суждено было определить все дальнейшие поступки: желание стать богатым. У него было достаточно времени, чтобы ознакомиться с деловым опытом одесских торговцев и получить представление о том, что означала власть денег. Будучи подростком, он попытался разбогатеть на торговле зерном по примеру этих коммерсантов, получив при этом незнакомое ему раньше удовольствие.

    После окончания школы Гельфанд между делом освоил профессию слесаря, что позволило ему изучить положение и мировоззрение рабочих. Совершенно очевидно, что его не покидал вопрос о радикальных социальных преобразованиях страны, и казалось, уже тогда он подчинил свою жизнь мысли о том, как бы с помощью революции изменить общественную жизнь в России, а затем и во всем мире, мобилизовав для этой цели многочисленные народные массы.

    Он ориентировался на Карла Маркса. Ему было ясно, что крестьяне — не подходящие для этого союзники, так как их не легко мобилизовать. Поэтому Карл Маркс возлагал надежды на промышленный пролетариат, который в это время только начал формироваться в России. Гельфанд, по примеру Маркса, стал анализировать русскую историю с экономической точки зрения. Как и его теоретический учитель, Гельфанд тоже поддался иллюзиям, Что можно достичь равноправия людей на экономическом уровне.

    Израилю Лазаревичу удалось без особого труда соединить свое восхищение идеями Маркса и Энгельса с желанием стать богатым, то есть, исходя из этого учения, одним из очень богатых «капиталистов». Тем не менее нападки обоих мыслителей были направлены в одинаковой степени решительно и непримиримо против того общественного класса, который, между прочим, сделал возможным публикацию «Капитала» и к которому хотел бы принадлежать и Гельфанд, так называемых капиталистов. Как и его кумиры, Гельфанд рассматривал капиталистов в непримиримом противоречии по отношению к рабочему классу, а для реализации теории надо было разжечь конфликт между работодателями и работающими по найму.

    Гельфанд находился под воздействием воззваний, обстоятельно сформулированных Марксом и Энгельсом для «Союза коммунистов»: Отстаивать интересы пролетариата в противовес интересам буржуазии, делая это путем ликвидации частной собственности и замены ее имущественной общностью, и осуществить эту цель посредством насильственной демократической революции.

    Пропасть между буржуазией и пролетариатом была непреодолимой, и ликвидировать ее можно только с помощью борьбы. Представление о бесклассовом обществе как о конечном пункте этой борьбы между классами, из чего следовала диктатура пролетариата, казалось, очаровало молодого Гельфанда. Вскоре он составил для себя четкую картину всего того, что хотел бы взять у Маркса и Энгельса. Так возник подробный список основных положений и требований, применимых непосредственно к России:

    Радикальная критика капитализма; свержение буржуазии пролетариатом как «историческая необходимость»;

    отделение церкви от государства; экспроприация частной собственности и национализация полезных ископаемых;

    превращение теории в материальную силу; революция как предпочтительная форма политических действий;

    международное объединение одного класса — разумеется, только рабочего — в единый союз народных движений разных стран;

    с помощью такого союза развязывание революционной войны против царской России.


    Евреи в царской России

    Когда Гельфанд в эйфории обдумывал эти тезисы, он видел перед собой конечную цель, которая представлялась его теоретическим наставникам: свержение царизма. При этом его, человека, который не мог жаловаться на плохие условия жизни и принадлежал к среднему классу буржуазии, все-таки мучило сознание своего еврейского происхождения. Ведь еврейское население Восточной Европы было действительно дискриминировано в те годы и считалось вторым классом общества.

    Другая ситуация была в Западной Европе, где евреи, ассимилированные или нет, являлись неотъемлемой составной частью буржуазии и играли решающую роль в духовной жизни, науке и искусстве. В Восточной же Европе они были выселены в отдельные гетто.

    Принадлежащие к иудейскому вероисповеданию люди сразу же после своего поселения в Западной Европе в VI веке были изолированы римской католической церковью, в VII веке они попали на территорию сегодняшней России, где, будучи потомками хазар тюркской народности из Центральной Азии, осели в степной зоне Черноморского побережья. Евреи из бывшей Месопотамии переселялись в Персию и на Кавказ. Уже в VIII столетии они освоили территории от Крыма до Каспийского моря и к северу до Волги. Здесь они занимались земледелием и скотоводством, а в городе Киеве среди них было много коммерсантов.

    Первым решительную антисемитскую политику начал проводить царь Иван IV, Грозный. Он был религиозным фанатиком и деспотично защищал «настоящую» русскую — «ортодоксальную» веру. Его политику продолжили после Петра Великого царицы, которые высылали большую часть евреев.

    Скрываясь от погромов в Восточной Европе и крестовых походов в Западной, евреи нашли пристанище в Польско-Литовском королевстве. Там для них не было запретов на профессиональную деятельность, как и в Германии. Они принесли свой язык, образованный от средневерхненемецкого, который известен как идиш, ставший их национальным языком. Территория будущей Украины и Белоруссии стала центром поселений евреев. Во время казацких восстаний, бунтов против польского дворянства на Украине, устраивались и кровавые еврейские погромы. Народонаселение общин уменьшалось, большая часть оставшихся в живых бедствовала.

    В результате разделения Польши евреи опять оказались на русской территории. Царица Екатерина Великая пыталась урегулировать проблему в административном порядке. Отдельным группам населения и сословиям были предписаны и узаконены определенные жизненные пространства и определенный род деятельности. Евреям разрешалось быть ремесленниками и торговцами. И все же отказ части еврейского населения ассимилироваться привел к их расколу, следствием которого стало использование идиша одной частью населения, древнееврейского — другой. Русский язык, например, был распространен только среди наиболее образованных евреев.

    Из-за конфликтов между собой и фанатично настроенными ортодоксальными кругами, из-за которых происходили пресловутые погромы, многие евреи вынуждены были эмигрировать.

    Такое положение в царской России сохранялось до начала XX века, в это же время в Западной Европе евреи являлись неотъемлемой составной частью населения, частью интеллектуальной и культурной жизни общества. Царь Николай II, как и его отец, придерживаясь русских национальных и ортодоксальных взглядов, напротив, сохранял ситуацию с еврейскими гетто. К недоверию по отношению к евреям, обусловленному конфессиональными взглядами, примешалось и еще одно соображение. Поскольку среди русского населения большинство все еще составляли неграмотные люди, царь считал, что совместное проживание простого народа с более образованными, более начитанными и более умелыми как в повседневной, так и в профессиональной жизни евреями может давать повод для зависти, конфликтов и беспорядков. Поэтому последние должны быть ограничены в выборе места жительства и профессии до тех пор, пока русские не будут наравне с ними. Исключения делались только для одного процента и касались особо выдающихся личностей, банкиров, предпринимателей, деятелей искусства, которые могли проживать в крупных центральных городах.

    Такая в России сложилась ситуация, вынуждающая евреев проживать в гетто. Но это меньшинство, объединившись со своими братьями по вере, рассеянными за границей, образовало мощный фронт, в результате чего царское правительство заполучило малочисленного, но сильного и хорошо организованного противника.

    Премьер-министр Англии при королеве Виктории, Бенджамин Дизраэли — позднее граф Биконсфилд — сам был крещеным евреем и стал интересным примером толерантности. Когда Лионель Ротшильд из Лондонского Сити был избран депутатом парламента, его пребывание в палате находилось под угрозой того правила, что каждый депутат д


    Источник: http://www.universalinternetlibrary.ru/book/25962/ogl.shtml


    Закрыть ... [X]

    Lily Of The Valley. Я устала быть одна. - Журнал Самиздат

    Поздравление с декретом подругу А.С. Пушкин. Что в имени тебе моем
    Поздравление с декретом подругу Бесплатные поздравления
    Поздравление с декретом подругу Георгий Иванов - Я в жаркий полдень разлюбил: читать стих, текст
    Поздравление с декретом подругу Годовой отчет 2014 г. » Орловская централизованная
    Поздравление с декретом подругу Десять заповедей Википедия
    К чему снится расставание с любимым человеком или другом во сне, что Как Стимулировать Продавцов, Чтобы Увеличить Картинки и поздравления Конкурсно-игровая программа «Велосипед, велосипед важнее друга нынче Лелик И Барбарики - скачать mp3 Слушать музыку онлайн